Ранние рисунки детей не обнаруживают ни ожидаемых деталей, ни перспективных деформаций. Чем это можно объяснить? Так как считалось доказанным, что рисунки не соответствуют тому, что в действительности видят дети, вынуждены были искать причины этого несоответствия. Например, предполагали, что дети технически не могут воспроизвести то, что они воспринимают. Считали, что их глаза и руки не имеют еще определенного навыка нанесения карандашом или кистью правильных линий, точно так же как они не в состоянии попасть в мишень из ружья, потому что не обладают концентрированным взглядом и твердой рукой опытного стрелка. Действительно, многие рисунки детей свидетельствуют о несовершенном моторном контроле. Иногда их линии имеют странные зигзагообразные формы и точно не совпадают в тех местах, где им положено было встретиться. Однако в большинстве случаев линии выполнены достаточно аккуратно и хорошо информируют о том, что изображается на данном рисунке, в особенности если сравнить множество рисунков одного и того же вида. Более того, в раннем возрасте нечеткость мазка прокладывает путь к точности, являющейся более чем достаточной, чтобы показать, над чем трудится ребенок. Не может быть никакого сомнения в том, что ни один из этих рисунков не является неумелой попыткой изобразить предмет в соответствии с его проекциями. Во всех этих рисунках чувствуется намерение предпринять что-то еще. Можно предложить читателю взять карандаш в зубы или поместить его между пальцами ног и попытаться точно изобразить человеческое ухо. Линии могут оказаться настолько искривленными, что будут целиком и полностью неузнаваемыми. Если же рисунок все же окажется более или менее успешным, он тем не менее будет основательно отличаться от того обычного способа, которым изображают дети человеческое ухо: двумя концентрическими окружностями. Таким образом, объяснить данное явление отсутствием лишь моторного навыка нельзя.

Другие утверждают, что дети пользуются прямыми линиями, окружностями и овалами потому, что эти простые формы легче рисовать. Это совершенно верно. Но этот довод не указывает на те интеллектуальные процессы, которые побуждают детей отождествлять сложные объекты с весьма разнообразными геометрическими моделями.

Нельзя также ссылаться и на отсутствие интереса или беззаботное наблюдение. Несколько выше я уже обращал внимание читателя на остроту детского восприятия. Тот, кто видел в их глазах выражение затаившегося очарования или их сосредоточение на своей художественной работе, тот согласится со мной, что данное объяснение является неудовлетворительным. Если ребенка (до определенного возраста) попросить нарисовать человека, то он будет мало обращать внимания на конкретного человека, поставленного для него в качестве модели. Однако такое поведение не является доказательством неспособности или нежелания ребенка воспринимать окружающую его среду. Это происходит просто вследствие того, что новая информация является не необходимой и даже непригодной для того, что должен содержать, по мнению ребенка, рисунок с изображением человека.

Некоторые считают, что рисунки детей являются лишь определенным способом самовыражения, что дети не копируют реальные вещи, а только «обозначают их символами». Все это звучит убедительно, но на самом деле является игрой в слова. В наше время понятие «символ» используется так часто, что им можно пользоваться постоянно, всякий раз, когда одна вещь выступает вместо другой. По этой причине его нельзя использовать в качестве объяснения.

Первоисточник: 
Искусство и визуальное восприятие. Рудольф Арнхейм. М., 1974
 
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите  Ctrl  +  Enter  .
Система Orphus

Если вы обнаружили опечатку или ошибку, неработающая ссылку или изображение, пожалуйста, выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter. Сообщение об ошибке будет отправлено администратору сайта. Выделите ошибку и нажмите Ctrl+Enter.